Новости Армении

«Мы четко знали: они пришли, чтобы убить нас»: Ишхан Трдатов пережил весь ужас геноцида в Сумгаите

10 марта 2019, 09:30 – NovostiNKИшхан Трдатов – один из тех 18 тысяч армян, кто пережил весь ужас геноцида в Сумгаите. Вместе с тем этот человек – настоящий герой: вместе с соседями он защищался против огромной толпы погромщиков более 6 часов. Они смогли защитить свои семьи, спасти детей. Но то, что произошло 31 год назад, до сих пор не отпускает и не забывается…

Ишхан рассказывает, как все это было..

«27 февраля днем я с женой и двумя сыновьями решили пойти к моим братьям. Выходим из своего микрорайона – и тут соседка наша по имени Айдын, азербайджанка, идет нам навстречу. И говорит: “Я прошу, не идите никуда, Ишхан. Выйдешь из микрорайона – сразу убьют. Они уже начали убивать”. Все начиналось именно в тот день, 27-го. Думаю, Сумгаит был выбран целенаправленно. Они попытались вначале сделать то же самое в Кировабаде, но там армяне жили компактно, целыми районами, и устроить резню в этих условиях было невозможно. Сумгаит в этом смысле был как раз то, что надо. У нас проживало около 18 тысяч армяне, но они жили разрозненно: по две-три семьи в одном здании.

До того, как ворваться в наш подъезд, они напали на 5-й дом, прямо перед нашим зданием. Мы видели, что там творится. Вначале вывели Черкеза Григоряна из дома на первом этаже, избили его и бросили возле подъезда. Потом поднялись дальше. Я сразу отцу сказал, чтобы топоры принес. Он был плотником, и дома было два топора. Толпа погромщиков была внушительной – где-то человек 200-300, в основном молодые, парни до 25-30 лет, много было подростков 12-14 лет и даже детей. Большинство были местные, это чувствовалось по их говору. Те, кто не входил в подъезд, со двора забрасывали камнями армянские квартиры. Эти камни были привезены заранее, таких в городе я никогда раньше не видел. У нас перед домом беседка стояла, с левой стороны там было свободное пространство – вот туда и высыпали эти камни, специально привезенные с производственной зоны сумгаитского трубопрокатного завода.

То, что произошло в соседних домах – 4-м, 5-м, 6-м, – было ужасно. Потом они добрались до нашего подъезда. Первое, что я услышал – крики о том, что армяне живут в 12-й и 8-й квартирах. В 12-й квартире жили Гуссейновы, наша была 6-й, и у меня мелькнула отчаянная мысль – может, пронесет? Потом услышал, как кто-то из погромщиков уточнил, мол, не 12-я, а 6-я. По всей вероятности, у них действительно были списки армянских квартир. Потому что они по этажам конкретно говорили – где живут армянские семьи. Откуда им это знать? Значит, этот список им кто-то дал. Они искали именно армян, понимаете?
Добравшись до нашей квартиры, погромщики стали ломать дверь. Им удалось сделать это только со стороны петель. После этого все и завертелось…

Первую атаку мы с отцом отбили, заставив их ретироваться на первый этаж. Когда они поперли во второй раз, моя жена Эльмира швырнула им в глаза смесь перца с солью. Они опять кинулись обратно. Так мы отбили первые атаки. Но оказалось, что еще и на верхних этажах были погромщики, которых я не видел. Получил удар арматурой – сразу рассекло голову. Мать меня подхватила и затащила в квартиру, пока отец защищался топором. Этих двоих, пробравшихся на верхний этаж, мы продержали в заложниках несколько часов. Спустя какое-то время к нам присоединились соседи сверху – Рафик Товмасян с тестем – Адамяном Грантом. Таким образом, нас уже было четверо мужчин. К тому времени мне удалось переправить жену с детьми к соседке рядом. Каждые 20-25 минут они поднимались по 2-3 человека, чтобы прорваться в квартиру, но нам с отцом и матерью удавалось отбивать атаки.

Они начали пробовать пролезть через балкон. Как сейчас помню, вышел на балкон и увидел руку на перилах. Я ударил по ней топором, и этот человек с криком полетел вниз. С улицы мне стали кричать, что я зверь, и что они нас всех сожгут живьем. Но сначала, мол, моих детей зажарят у меня на глазах, жену изнасилуют, а потом и меня убьют. Да, говорю, вы еще до меня доберитесь для начала. Но все это, конечно, было ужасно… К тому времени не было сомнений, что они нас убьют. Или ты их, или они тебя. У меня в голове была одна мысль: я должен защитить свою семью – и все. Как ни странно, но наш телефон не был отключен, как у многих сумгаитских армян в те дни. И мы звонили, куда только могли – и начальнику милиции, и в скорую помощь… В милиции нам сказали: “Вспышки насилия по всему городу, ничего обещать не можем. Как освободимся, так приедем”. То есть прямо не отказывали, но ясно было, что не приедут. Потому что я в окно видел, как во дворе стояли милиционеры, прямо рядом с толпой. Просто стояли и смотрели.

Где-то через 2-2,5 часа они снова поднялись, но на сей раз ведя перед собой обнаженную женщину. Я узнал ее – это была Света Григорян, Володи Григоряна жена … У нее все тело было в следах от затушенных сигарет. То есть они курили и гасили окурки об ее тело, понимаете? Она поднялась на наш этаж и говорит, мол, пропусти меня к себе. Я ответил, что если пропущу ее, то и они пройдут. Она повернулась и пошла обратно. Потом раздались ее душераздирающие крики со двора. БДИПЧ/ОБСЕ: Три женщины-кандидата в депутаты стали мишенями, в отношении которых в Сети применялась наиболее неуважительная лексика
БДИПЧ/ОБСЕ: Три женщины-кандидата в депутаты стали мишенями, в отношении которых в Сети применялась наиболее неуважительная лексика.  Некоторые женщины-кандидаты стали мишенью уничижительной риторики…

Вдруг мы услышали какие-то громкие звуки. Отец говорит, по-моему, стену ломают. То есть через балкон они войти не могли, через подъезд не могли, но как-то надо до нас добраться? Пошли мы с отцом в спальню, сорвали ковер на стене и видим, что примерно сантиметров на 80 вверх от пола отверстие проделано. Вдруг оттуда лом выскочил. Но стена была крепкая и за час им удалось такой маленький проем проделать, наверное, 20 на 40.Благодаря этому они смогли камень вытащить из стены. И я услышал, как что-то булькает, вливается в квартиру. Нос у меня был сломан, и я не чувствовал запахи. Отец велел мне отойти подальше, и тут они спичку бросили через проем. Все загорелось – они бензин вливали.Мать быстро начали водой из ванны тушить огонь. Потушила. Ну, я, правда, немножко «подхватил» этого огня. Подпалил лицо. Все эти шрамы – из Сумгаита, 16 шрамов на лице, на голове, на ногах…Когда у нас пожар вспыхнул, они вызвали пожарную машину. И вместо того, чтобы нам помогать, они свою пожарную лестницу выдв.

Источник: Арменпресс

 

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, подумайте о поддержке нас, отключив блокировщик объявлений.