НовостиПолитикаСТАТЬИ

Ятаган в спину

В сентябре в Азербайджане прошли командно-штабные учения Eternity-2019 («Вечность-2019»), в которых приняли участие военные из Грузии и второй по численности армии стран НАТО – Турции. Эти маневры – еще один пример того, как Эрдоган пытается распространить турецкое влияние на постсоветском пространстве. Но если одни государства стараются лавировать между Москвой и Анкарой, другие рискуют попасть в полную зависимость от Турции. Насколько серьезна эта тенденция и чем она опасна для России, выясняла «Лента.ру».

На троих

Изначально предполагалось, что в учениях примут участие вооруженные силы Анкары и Баку, которые давно считаются стратегическими партнерами. Турецкие власти неоднократно заявляли, что «отношения с Азербайджаном – одно из приоритетных направлений внешней политики», а дружба между странами в рамках принципа «одна нация – два государства» в будущем будет только укрепляться.

Летом стало известно, что участвовать в маневрах также будет и Грузия. После серии скандалов и очередного охлаждения в отношениях с Россией в Тбилиси охотно приняли приглашение присоединиться к учениям. Грузины уверены: это поможет им повысить выучку командного состава армии, а также сотрудничество с Турцией, второй по мощи армией НАТО, приблизит их к мечте – войти в Североатлантический блок.

Анкара, в свою очередь, заинтересованная в том, чтобы распространить свое влияние на Тбилиси, давно согласилась стать посредником между кавказской республикой, с одной стороны, и ЕС вместе с альянсом – с другой. «Грузия должна быть включена в план на членство в НАТО», – заявлял министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Сближать Тбилиси с Североатлантическим блоком было решено еще в начале 1990-х при помощи программы НАТО «Партнерство ради мира» для стран Закавказья и Центральной Азии, которые не являются членами организации, но получают военную помощь.

Взаимодействие между Турцией, Азербайджаном и Грузией активизировалось с 2012 года. Вот уже семь лет военные министры трех стран проводят регулярные встречи по вопросам региональной безопасности. В прошлом году Баку, Анкара и Тбилиси подписали Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в оборонной сфере. Все эти шаги связаны со стремлением Турции усилить свое влияние на постсоветском пространстве. В первую очередь речь идет о странах с тюркоязычным населением – Азербайджане, Узбекистане, Киргизии, Казахстане и Туркмении.

Небескорыстная помощь

Если Баку ведет себя довольно осторожно с Анкарой, Тбилиси старается как можно активнее взаимодействовать со своим щедрым соседом. Турция применяет в этой стране все инструменты «мягкой силы». В ход идет правительственное «Турецкое агентство по международному сотрудничеству и развитию» (TİKA), а также Институт Юнуса Эмре, занимающийся продвижением турецкого языка и культуры.

Такая политика уже принесла свои плоды: Турция постепенно вытеснила Азербайджан и Россию с грузинского рынка, став ключевым торговым партнером и главным инвестором. Особый интерес с экономической точки зрения вызывает Аджария – мусульманский регион в христианской Грузии. Сейчас последователи ислама составляют уже более 10 процентов всего населения страны, и эта цифра постоянно растет. Именно в эту автономную республику и полились турецкие инвестиции. Находясь там, забываешь, что приехал в Грузию: всюду сверкают вывески на турецком, муэдзины из недавно построенных мечетей читают азан, вдоль побережья уютно расположились дорогие отели и казино, рестораны, бары и магазины, в которых продаются импортные турецкие товары.

Недавно страны договорились удвоить объем взаимной торговли. Однако впоследствии в Тбилиси осознали, что Грузии нечего предложить на турецком рынке, следовательно, в два раза увеличится импорт лишь турецких товаров, значит рост торгового сальдо будет только в пользу Анкары.

Не остались без внимания и слова президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о том, что «интересы современной Анкары совпадают с интересами Османской империи», в этом контексте он упомянул столицу Аджарии. «Наши физические границы отличаются от границ в нашем сердце. Разве можно отличить Ризе от Батуми?» – вопрошал с трибуны глава государства. Это выступление наделало в Грузии немало шума. Турецкому посольству пришлось потом долго объяснять, что у Анкары нет никаких территориальных претензий к соседу, и слова их лидера «просто неправильно поняли».

«Крым наш»

В начале августа новый президент Украины Владимир Зеленский встречался в Анкаре с турецким лидером. Он подтвердил, что в последнее время отношения между государствами вышли на новый уровень стратегического партнерства. Они особенно наладились на фоне острого конфликта обеих стран с Москвой в 2014-2015 годах. Сотрудничество стало развиваться по разным направлениям – от экономики и оборонной промышленности до туризма и культуры.

Тогда Турция стала оказывать материально-техническую помощь Вооруженным силам Украины, устраивать совместные морские учения. Стороны также договорились вместе производить радиолокационные станции, ракетные системы, беспилотники, военные самолеты и даже проводить космические исследования.

Если раньше между странами существовал безвизовый режим, то в 2017 году Турция и Украина и вовсе перешли к поездкам по удостоверениям личности. Пойти на такой шаг, впрочем, Анкара предложила в пику России, игнорирующей призывы Турции не только снять строгий визовый режим, введенный в январе 2016 года, но также начать летать из одной страны в другую без загранпаспортов.

Анкара старается активно использовать «мягкую силу» на территории Украины, как и в странах Закавказья и Центральной Азии – в Киеве постоянно открываются все новые турецкие рестораны, кафе и магазины, заработал культурный центр имени Юнуса Эмре, который проводит курсы турецкого под лозунгом «Больше Турции на Украине, больше Украины в Турции».

Помимо этого, на всевозможных международных площадках Анкара заявляет, что никогда не поддержит присоединение Крыма к России, поскольку выступает за территориальную целостность Украины. Делает это Турция, руководствуясь исключительно своими интересами. Республика не оставляет попыток усилить влияние на полуострове за счет грамотного вовлечения тюркского населения. «Крымские татары – важный элемент связи между нашими странами. Мы продолжим считать нашим приоритетом защиту прав крымских татар, сохранение их национальной идентичности», – неоднократно говорил Эрдоган.

Однако дальше обсуждений дело не дошло. Выяснилось, что между странами остаются достаточно серьезные противоречия. В последнее время на Украине осознали, что выгоду от этого договора получит только Турция, поскольку она активнее всех защищает своих производителей. Например, ставка ввозной пошлины на сельхозпродукцию в этой республике составляет 43 процента, в то время как на Украине только 11 процентов. Обеспокоенность Киева вызывает и факт, что турки экспортируют промышленные товары и оборудование с высоким уровнем добавочной стоимости, в то время как украинцы продают сырье.

Соперничество Москвы и Анкары

В 1990-е годы Россия позволила Турции прочно закрепиться в Средней Азии, на Кавказе и на Украине. Что касается сферы образования, науки и культуры, турки оказались гораздо проворнее. У Анкары довольно мощный потенциал: демография, развитая промышленность и довольно выгодное географическое положение, помимо этого, Турция – часть НАТО, что не может не привлекать страны постсоветского пространства.

По мнению старшего научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений РАН имени Е.М. Примакова, доцента Дипломатической академии МИД России Владимира Аваткова, на фоне ослабления позиций Москвы на постсоветском пространстве Турция все еще усиливает свое влияние. «Если в 90-е годы не удалось быстро создать единый тюркский алфавит, то сегодня все к этому идет. Государства постсоветского пространства практически полностью перешли на латиницу, сейчас на нее переходит Казахстан – это результат очень успешной турецкой гуманитарной политики», – пояснил тюрколог.

Как отмечает Аватков, если экономическая конъюнктура вновь изменится и Турции представится возможность занять место России на постсоветском пространстве, она не упустит свой шанс. «Турецкое влияние в Азербайджане и тюркских республиках Центральной Азии достаточно велико: к власти постепенно приходят политики, которые учились в Турции или в турецких учебных заведениях, которые зачастую не в восторге от ориентации на Москву и стремятся к активному взаимодействию с Анкарой», – поясняет эксперт.

Если раньше у Узбекистана было настороженное отношение к Анкаре, то новые узбекские власти более открыты и начинают сотрудничество с турецкими структурами. Если говорить о Туркмении, то по сути у этой довольно закрытой страны есть только два государства-партнера – Россия и Турция. Что же касается Казахстана, то у Турции еще есть время для взращивания там «своих» кадров.

Во многих нетюркских государствах постсоветского пространства также возникает существенное турецкое влияние. Pечь идет в первую очередь о Грузии. На уровне государств либо на уровне частного бизнеса Турция проводила и проводит здесь много программ и инфраструктурных проектов. Eсли в среднеазиатских государствах влияние России сохраняется хотя бы потому, что объективных поводов для разрыва не было, то в случае с Грузией есть все шансы получить у своих границ филиал Османской империи.

Ксения Архипова/Лента.ру: Инфотека 24

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, подумайте о поддержке нас, отключив блокировщик объявлений.