ИсторияЛюди, ИменаСТАТЬИ

“Турки встречали угрюмо, армяне – с восторгом”: как генерал Брусилов отличился под Карсом

Колумнист Sputnik Армения Сергей Баблумян вспоминает боевые заслуги генерала Алексея Брусилова, получившего боевое крещение под Карсом и заставившего капитулировать турецкий гарнизон.

“9 сентября эшелон… двинулся из Тифлиса в Александрополь, куда и прибыл согласно предписанному маршруту 26 сентября”.

Обращает на себя внимание “Тифлис”, “Александрополь”, а также целых семнадцать дней, потребовавшихся для преодоления расстояния от Тбилиси до Гюмри. Если же вместо многоточия восстановить текст: “эшелон, состоявший из нашего полка и пятой пешей батареи Кавказкой гренадерской дивизии”, то становится понятно, что речь идет о давно минувших днях. Если точнее, о войне 1877-1888 годов.

Место действия тоже не вызывает сомнений. Остается назвать главное действующее лицо, вспоминавшее как и что происходило в хорошо знакомых нам широтах. Алексей Брусилов, русский и советский военачальник, родом из Тифлиса, генерал от кавалерии, Верховный главнокомандующий Русской армии с мая по июль 1917 года и главный инспектор кавалерии Красной армии в 1923 году.

Почему Брусилов, тогда полковой адъютант Тверского драгунского полка, шел из Тифлиса в Александрополь? Он шел воевать с турками. Шел с радостью и задором, но не потому, что с турками, а оттого, что “молодые офицеры, наслушавшиеся вдоволь боевых воспоминаний от старших товарищей, участвовавших в турецкой войне 1853-1856 годов и кавказских экспедициях, нетерпеливо рвались в бой”. Дорвались.

Накануне командующим корпусом был назначен генерал-адъютант Микаел Лорис-Меликов, опять же тифлисский армянин и тоже, слуга царю, отец солдатам. Генерал сказал о войне, которую молодые офицеры очень ждали, а также о выдаче “полугодового оклада жалованья сверх нормы и переходе на довольствие по военному положению”, чему были рады не меньше.

Дальше зычное: “По коням!” и поход начался. Из уроков, извлеченных Брусиловым по ходу приближения к границе с Турцией.

“Еще раз наглядно подтвердилась истина, о которой так много говорят и пишут и которая все-таки забывается по миновании необходимости: в мирное время от войск нужно требовать непременно и исключительно только того, что необходимо им в военное время. Эта нередко забывающаяся истина впоследствии часто напоминала о себе, и много раз мы проклинали наши мирные методы обучения”. Об этом, кстати говоря, не мешало бы помнить и командирам Вооруженных сил Армении.

Тем временем темной ночью кавалеристы подошли к правому берегу Арпачая и увидели там турецкую казарму. Турки, как ни странно, крепко спали. Дальше со слов Брусилова.

“Нам стоило больших усилий разбудить их и потребовать, чтобы они сдались в плен. После некоторых переговоров турки, видя себя окруженными, исполнили наше требование и сдались без единого выстрела вместе со своим бригадным командиром. Другая наша колонна так же успешно выполнила возложенное на нее поручение. Мы взяли тогда в плен больше сорока сувари (турецкие драгуны) и сотню турецкой конной милиции со значком”.

Что было, то было, но времена меняются, и думать, будто вторая (743.415 человек) в НАТО после США турецкая армия спит и в случае чего тихо сдается в плен, наверное, не следует.

Возвращаемся к походу на Карс. Интересное и важное замечание Брусилова: “В окрестных селениях турки встречали наши войска угрюмо и молча, армяне же с восторгом”.
Дальше армия в три похода, почти беспрепятственно доходит до Игдира и готовятся штурмовать форты. В ночь с пятого на шестое ноября форты Карса один за другим пали, выбитые из крепости турки огромной колонной уходили по эрзрумской дороге, но русская кавалерия атаковала их по полной программе.

Тем временем полк, в котором служил Брусилов, приготовился атаковать другую колонну, из которой стали махать руками, предлагая подойти. Пока командиры раздумывали, как быть, другая колонна вошла в тыл, но тоже повела себя странно – солдаты кричали, размахивали шапками и звали к себе. Становилось похоже на положение, когда оказываешься между двух огней. Командир полка, подумав, направил на тех и других по эскадрону. И что? И те, и другие сдались.

Из расспросов пленных выяснилось, что из крепости турки потому только и уходили, что пешие войска, штурмовавшие Карс, брали в плен неохотно, предпочитали их уничтожать. Поэтому выбитые из крепости турки приняли решение сдаваться кавалерии.

Будущий генерал Брусилов, получивший боевое крещение под Карсом, был одним из первых, кто перешел армяно-турецкую границу с южной стороны и заставил капитулировать гарнизон неприятельской заставы.

Но более всего наш герой знаменит так называемым “Брусиловским прорывом”. Дело давнее, требует пояснений. Шла Первая Мировая война. Положение на фронте было очень тяжелым. На 1916 г. было назначено масштабное наступление русских войск, и союзники России по Антанте просили русского императора как можно быстрее начать наступление – иначе на западном фронте могло не стать французской армии. И вот 22 мая 1916 года Алексей Брусилов начинает наступление на широком фронте. На широком, чтобы сбить противника с толку: когда наступают отовсюду, определить направление главного удара невозможно.

За время Брусиловского прорыва противник потерял полтора миллиона человек убитыми и полмиллиона пленными, прорыв оказал большое влияние на ход Первой Мировой Войны, наступление вывело из войны Австрию, а немцы не смогли уничтожить армию французов.

Сам полководец про свой прорыв сказал так: “это была работа для других, а не для нас”. Русская армия спасла своих союзников, но коренного перелома в войне не добилась.

…Умер Брусилов в марте 1926 года, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Sputnik Армения

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, подумайте о поддержке нас, отключив блокировщик объявлений.