Люди, Имена

Как Жуков часового наградил, или Откровения дочери маршала в Ереване

Колумнист Sputnik Армения Сергей Баблумян рассказал две похожие и, в то же время, совершенно разные истории, произошедшие в разное время и с разными людьми.

Маршал Жуков в Армении не был, но в восьмидесятых годах в Ереван приезжала его дочь Элла. Гостью поселили в строгую гостиницу “Раздан”, а сопровождающим назначили Юрия Мелик-Оганджаняна – министра культуры и моего однокурсника.

Случилось так, что в эти же дни гостем Армении был ответственный секретарь, впоследствии главный редактор “Известий” Игорь Голембиовский, и жил он, разумеется, в том же “Раздане”. Однажды утром я ждал в холле гостиницы своего Голембиовского, а Юра – свою Эллу, поскольку они оба задерживались, мы взяли по чашечке кофе. И тут Юра рассказал, как минувшей ночью Элла Жукова вышла из гостиницы, а по возвращении ее не узнали и отказались пропускать внутрь, сказав что-то типа: “Стой, куда идешь?!”. В связи с этим дочь маршала пересказала историю, услышанную от начальника охраны своего отца.

Шел 1955 год. Маршал Жуков решил посетить Северный флот, направился туда на автомобиле, но от согласованного маршрута отклонились (чтобы получилось короче) и в результате оказались в пограничной зоне.

Шлагбаум. Стоит пограничник. Видит офицеров с большими звездами на погонах, а один из них и вовсе маршал (наверное, видит впервые в жизни). Часовой представляется маршалу. Жуков доклад принял и сказал: “Откройте шлагбаум. Нам надо проехать”. Часовой отвечает: “Не имею права. Проезд запрещен” (Маршал тоже слышит такое впервые).

Тогда Жуков говорит: “Позвоните своему начальнику”. Часовой начал объяснять, что телефон далеко, где-то в полукилометре от поста, а покидать свой пост он не имеет права.

И тут маршал спросил, что будет делать пограничник, если они все-таки проедут. Часовой объяснил, что будет вынужден применить оружие. “Первый выстрел предупредительный – вверх, второй – по колесам автомобиля”.

Маршал тут же объявил часовому благодарность за отличное несение службы, кортеж развернулся и продолжил движение на военную базу по намеченному ранее маршруту.

Через некоторое время из министерства обороны в управление Северного пограничного округа пришел приказ: “За отличное несение службы по защите государственной границы, грамотные и решительные действия часовому объявить благодарность”. И подпись: министр обороны СССР, Маршал Советского Союза Георгий Жуков.

А теперь самое интересное, из чего следует, что у каждого аргумента может быть, по меньшей мере, один контраргумент. В данном случае его представил писатель Виктор Суворов.

Так вот, по его утверждению, в тот день на посту оказался самый настоящий разгильдяй, которого нужно было наказать, а не награждать. Почему? Потому, объясняет писатель, что часовой не имел права представляться никому, даже Жукову. Он не имел права отвечать на вопросы, даже если их задавал министр обороны, это категорически запрещено уставом.

Так что же должен был делать часовой? Он обязан был сказать: “Стой, кто идет?”, “Стой, назад”, “Стой, стрелять буду!”, затем должен был последовать предупредительный выстрел вверх, а далее – по нарушителю. “С какой стати часовой решил стрелять по колесам?” – недоумевает Виктор Суворов.

Но еще больше писатель удивляется тому, что Жуков не знал: разговаривать с часовым нельзя. Хочешь потолковать, вызывай начальника караула, тот снимет часового с поста и говори, сколько хочешь. Причем, поясняет писатель, приказывать часовому может только тот начальник караула, который поставил его на пост.

Вот такие тонкости закона о несении воинской службы ранних советских времен.

… Из поздних – тоже советских. Добираться из Еревана в Мегри через Нахичевань было короче, но неудобно. Неудобство заключалось в том, что на границе Армении с Азербайджаном находился пограничный пост, и проезжающим надо было предъявлять пропуск и только потом следовать дальше. Пост – потому что рядом Иран, а граница должна быть на замке (В те времена контрольный погранпункт был даже на дороге в Арташат).

Иду в милицию, получаю пропуск и вперед в Мегри. А до этого звонил первому секретарю Мегринского райкома Тельману Диланяну.

“Зачем тебе пропуск? Удостоверение “Известий” есть? Этого хватит”, – сказал он.

Не хватило. После поездки в один из совхозов в сумерках возвращались в райцентр. Слева сады, справа – впритык к дороге, распаханная контрольно-следовая полоса с проволокой в два ряда, впереди два пограничника с собакой. Автомобиль останавливается. Водитель предъявляет свой пропуск, я – свой.

“Ваши документы”, – обращается солдат к секретарю райкома. “Ты что машину секретаря не узнаешь?”,- удивляется Диланян. “Машину узнаю, вас – нет”, – был ответ.

“Звони начальнику заставы”, – говорит Диланян, назвав фамилию, имя отчество и звание начальника.

Это производит впечатление. Солдат втыкает вилку полевого телефона в ствол дерева с розеткой, докладывает ситуацию, и передает трубку Диланяну, пограничник берет под козырек, едем дальше.

Тельман Диланян, конечно, не маршал Жуков, а я не знаменитый писатель Виктор Суворов, потому – без комментариев.

Sputnik Армения

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, подумайте о поддержке нас, отключив блокировщик объявлений.