АрцахВ миреВоенные действияНовостиНовости АрменииЧтобы помнили

Хроника 2016: АКТУАЛЬНО!! Артур Мартиросян: «Азербайджан будет вынужден говорить с независимым Арцахом!»

Интервью с экспертом переговорного процесса, старшим консультантом CM&Partners проживающим в Бостоне Артуром Мартиросяном.

– Господин Мартиросян, для участия в переговорном процесса Армении в деле урегулирования Карабахского конфликта президент РА Серж Саргисян поставил три условия: внедрения механизмов расследования, адресные оценки и гарантии того, что Азербайджан подобных провокаций больше не позволит. Азербайджанский МИД сторона рассматривает эти требования как отказ от переговоров. Отклики посредников пока не видны. Что происходит за кулисами, почему молчит Минская группа?

– Есть такая старинная притча про лягушку. Если её поместить в кипящую воду, то она выпрыгнет из емкости. Но если поместить её в емкость с постепенно подогреваемой водой, её можно сварить, она пропустит точку кипения. Притча эта уместна для нашей ситуации. Я полагаю, что условия, которые выдвинул президент Саргсян правильные, но надо было выдвигать раньше. Мы часто не замечаем, как наше собственное поведение и выбор способствуют более агрессивным действиям противника. Неужели надо дожидаться обострения и эскалации, навязываемой противником, чтобы идти на демарш имитационного переговорного процесса?

Такой резкий демарш следовало проводить, например, после героизации Алиевым Сафарова. О чем можно говорить с Алиевым, попирающим все нормы и ценности? Может быть, тогда не было бы рецидива. Мы не можем знать в точности, что происходит в кулуарах дипломатической работы, поскольку эта деятельность любит тишину, но мы точно знаем, что страны посредники, исходя из собственных разных интересов, поддерживают статус кво, причём фрагментарная эскалация не угрожает их интересам, а наши призывы к общечеловеческим ценностям и нормам ведения войны не получают должного отзыва, потому что дискурс о ценностях в международных отношениях, к сожалению, маргинализирован. Главенствуют интересы и разные формы силы от “мягкой” до военной.

Поэтому у нас самих должен произойти сдвиг к новому пониманию ситуации, четкому осознанию красных линий в вопросах национальной безопасности, и выборе средств. Посредники начнут шевелиться, вспомнят о гуманитарных ценностях, только когда рамка на потерю для них станет осязаемой. Произойдёт это, только когда мы от слов перейдём к действиям. Мы не можем позволить себе играть в навязываемую нам султанистским режимом игру вялотекущей войны с потерями на линии соприкосновения. Эту игру необходимо менять и навязывать противнику свою игру, которая по большому счёту должна устраивать посредников, опять же исходя из собственных разных, а местами даже антагонистических интересов, сходящихся в одной точке: им война не нужна.

– Если Азербайджан продолжает военные действия, а армянская сторона проявляет жесткую позицию, то есть ли выход из этой тупиковой ситуации?

– Единственный способ привести другую сторону за стол переговоров – это убедительная демонстрация, что альтернатива переговорам, избранная противником, а именно, вялотекущая война с фрагментарной эскалацией, несостоятельна и приведёт к чувствительным потерям для него и для посредников. Режиму Алиева безразлична кровь, он чувствителен только потере нефти. Необходим упредительный удар и не на условиях противника, ни когда и если он пойдёт на новую эскалацию, а когда наши военные посчитают это целесообразным.

– То есть для возвращения Азербайджана за стол переговоров армянская сторона должна поразить азербайджанские нефтяные промыслы?

– Цели для поражения выбирают военные. Принципиально здесь то, что ни азербайджанская сторона, ни страны посредники, к сожалению, не начнут движение в сторону нового перемирия до тех пор, пока они не начнут терять по своим интересам от нынешнего состояния дел. Почему они должны что-то менять, если это не задевает их интересы? Только потому что есть ценности? Мы можем продолжать наивно полагать, что Россия, США или ЕС руководствуются в внешней политике ценностями, тогда потери неминуемы для нас.

– Правительство РА готово обсудить законопроект о признании Карабаха. Вы отмечали, что признание НКР равнозначно прекращению переговоров. Однако в нынешней ситуации, когда переговорного процесса нет, а на различных международных площадка звучат голова за признание Карабаха, то как вы думаете, признание Арцаха Арменией не станет ли стимулом для более широкого распространение этого процесса? Т наоборот: станет ли непризнание РА Арцаха поводом для непризнания другими странами?

– По вопросу признания я много раз высказывался в том смысле, что неверно из него делать самоцель, это всего лишь инструмент достижения цели. Точно так же неправильно привязывать признание к действиям противника. Логически такая увязка означает, что признание возможно в зависимости от действий противной стороны. Признать мы должны тогда, когда для этого имеются соответствующие предпосылки. Они сейчас имеются: высока вероятность того, что совершенно легитимные условия для возобновления переговоров не будут выполнены, посредники не могут сделать так, чтобы азербайджанская сторона выполняла свои обязательства, тогда признание будет востребованным и любой новый формат потребует прямого участия Арцаха в переговорном процессе. Нынешний формат изжил себя. В конце концов, есть Северный Кипр, признанный только Турцией, и это не мешает переговорному процессу.

– Считаете ли вы возможным, что после признания РА Арцаха найдутся и другие страны, которые признают НКР? Как это повлияет на Азербайджан, который считает, который уже считает постановку вопроса на голосование правительства Армении как провал переговоров и прекращение мандата Минской группы?

– Этот вопрос правильнее направить МИД НКР и Армении. Я сомневаюсь в том, что начнется лавинообразное признание. Наиболее вероятный сценарий – за Арменией последуют еще несколько стран. Кардинально изменится только одно: переговоры прекратятся на какое-то время, а именно до тех пор пока Азербайджан не убедится в том, что военной альтернативы переговорам нет, а за столом переговоров они могут какие-то интересы удовлетворить. С этой точки обсуждение каких-то вариантов о статусе или способах его определения не будет: Азербайджан должен будет вести переговоры с независимым Арцахом. Когда и при каких условиях это произойдет – тема отдельного и большого разговора. Поэтому посредники либо должны предпринять меры по созданию нового режима прекращения огня, либо примириться с вероятностью новой большой войны и потерям по своим интересам.

– Азербайджан направил в Совет безопасности ООН письмо – о том, что он выходит их трехстороннего договора 1994 года о прекращении огня. Насколько это реально?

– Мне ничего об этом неизвестно, но если так, то это квази-дипломатия: ООН к выходу из этого соглашения не имеет никакого отношения. Де факто Азербайджан не первый год нарушает это соглашение, а 2 апреля сего года он фактически вышел из него. Нечто подобное явочным образом делала гитлеровская Германия в 1930-ые годы для выхода из Версальской системы. Поэтому посредники либо должны предпринять меры по восстановлению режима прекращения огня, либо примириться с вероятностью новой большой войны.

Гаяне Хачатрян
Источник: ru.168.am

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, подумайте о поддержке нас, отключив блокировщик объявлений.