АналитикаАрцахВ миреВоенные действияЧтобы помнили

Хроника 2016: АКТУАЛЬНО:«Изменить формат войны!»

Наш собеседник – ведущий специалист Регионального исследовательского центра, в 1992-95 гг. Посол по особым поручениям президента, в 1994-95 годах – руководитель службы национальной безопасности Армении Давид Шахназарян

– Г-н Шахназарян, после апрельской вспышки последовали ряд активных и примечательных событий: 26 мая было опубликовано интервью президента Сержа Саркисяна американскому медиакомпании «Блумберг», в тот же день из Франции в Ереван прибыл госминистр иностранных дел по вопросам Европы Харлем Дезире, в тот же день по американской инициативе состоялось телефонная беседа Госсекретаря США Джона Керри с председателем президента РА, еще несколько дней спустя опять-таки по американской инициативе состоялась телефонный разговор Керри-Лавров… Как по-вашему, что происходит в переговорном процессе и как вы оцениваете позицию армянской стороны в настоящее время?

– Я бы особо выделил концептуальное интервью Сержа Саркисяна, данное «Блумберг». Очевидно, что вторая Арцахская война является прямым следствием отсутствия НКР в переговорном формате. То есть 16 годов отсутствия НКР в переговорном процессе привело к войне, поскольку этот формат вытекает прямо из интереса Азербайджана и его партнера России. Обратите внимание, каких оценок удостоилось со стороны стоящих возле Кремля экспертов высказанные 4-го апреля официального представителя Госсекретаря Марка Тонера относительно урегулирования Карабахского конфликта, в которых он особо подчеркнул право самоопределения НК. Поэтому вполне обоснована позиция Республики Армения, что переговорный процесс без НКР не может отныне являться форматом. Этот формат не только не дал какого-либо результата – он также послужил для Азербайджана поводом для замены права на самоопределение утверждением правом на возврат земель.

Понимают ли теперь те, кто вытеснил НКР из процесса переговоров, через столько лет, до какого жуткого положения довели армянские стороны и что именно они довели дело до второй Арцахской войны? Я в этом не уверен. Как Россия, так и Азербайджан отвергли предложения американского сопредседателя Минской группы об укреплении по стабилизации конфликта.

Но поскольку компонент российско-азербайджанской программы – блицкриг – провалился, то Лавров вынужден был сказать не только о Соглашении о прекращении огня 1994 года, но и подписанным в 1995 году трехсторонним договором о соблюдении прекращения огня. Кстати, я в последние годы не раз убеждал, что НКР и РА должны начать соблюдение договора 1945 года, однако Азербайджан с этим не согласен. Необходимо воспользоваться ошибками Азербайджана, безнадежными надеждами на Россию и восстановить участие НКР в переговорном процессе – в качестве полноправного участника переговоров, заново дать ход Будапештского саммита ОБСЕ 1994 года, Пражского документа ОБСЕ 1995 года, – документов, который Азербайджан вместе с Россией пытается предать забвению.

Страны посредники не в силах обеспечить безопасность, более того, один из сопредседателей прямо сотрудничает с Азербайджаном, тогда как в нынешних геополитических условиях безопасность НКР может обеспечить только признание независимости всем миром и в первую очередь – Азербайджаном. И только после этого Карабах может вести переговоры о каких-нибудь важных для себя вопросах.

– Серж Саркисян как во время встречи в Сергеем Лавровым, так и в «Блумберге» сказал о невозможности сейчас ведения переговоров, затем представил те три условия, при соблюдении которых Армения согласится на переговоры. Достаточны ли эти условия сейчас?

– Я, в сущности, в предыдущем ответе дал ответы об этих условиях. В настоящее время идут переговоры о переговорах. Нужно прежде всего понять, что это совсем не то противоборство, которое было до 1 апреля. Со 2-го апреля это совершенно иное противоборство, которое требовало от Армении совершенно действия, качественных изменений во всех сферах – дипломатии, внешней и внутренней политики, в геополитической ориентации. Сейчас уже всем, в том числе и многим представителям власти очевидно, что коррупция – величайшая опасность для РА и НКР. Речь в том числе идет и о коррупции в военной сфере, поскольку сложившаяся в апреле ситуация показала все те вопиющие нелепости, которые существовали в военной сфере. Но давайте поймем также, что безопасность государства не обеспечивается только армией. Безопасность это в первую очередь внешняя политика и, как я отметил, геополитическая ориентация. Нас пытаются укорить, будто переговоры завершились, или встречи прекратились. Да, они прекратились, но именно благодаря этому «формату войны».

Именно поэтому сопредседатели даже не собираются давать оценку, кто именно развязал эту войну. И не столь уж и важно, что это вопрос не входит в их полномочия. Скажу даже больше: в 1993 году сопредседатели давали адресный ответ. Согласно четырем резолюциям СБ ООН, ответственным за зону безопасности Карабаха является сам Карабах – Армения в этом деле никаких полномочий не имеет. Из всех резолюций, касающихся Азербайджана и Нагорного Карабаха Алиев упоминает лишь одну, да и ту наполовину – что Армения должна . использовать свое влияние на Каарабах. В конце концов, надо вернуться к оправдавшей себя в 1990-х годов резолюции, решающим является здесь НКР, а Армения полностью согласна с достигнутыми Карабахом и Азербайджаном соглашениями, достигнутыми в формате Минской группы.

Вспомним также приезд в Ереван французского госсекретаря по вопросам Европы. В этой связи я хочу сказать, что эти визиты – из Франции или США – на дипломатическом языке говорят именно об участии НКР в переговорном процесса, тогда как Россия дает посылы иного плана. В этом формате переговоры означают, что надо пойти и обсудить с Лавровым план, который руководство РА уже отвергло.

Для продолжения урегулирования Карабахского конфликта сопредседатели всех трех стран должны обратиться ко всем трем странам конфликта официально все свои обязательства по документу 1994 года о прекращении огня и 1995 года о трехстороннем соблюдении перемирия. Именно это должно быть сделано в первую очередь, особенно если это будет сделано президентами стран-сопредседателей. Это то, о чем заявил в Ереване Лавров, и это то, о чем должен напомнить официальный Ереван.

– То есть в этом направлении армянская сторона идет правильным путем?

– Хотелось бы, чтобы была проявлена большая активность, а Нагорно-Карабахская Республика проявила бы большую активность. Приведу простой пример: все те новости, которые распространяются о ситуации, царящем в ходе конфликта в Карабахе, должна распространять именно Степанакерт, а не Ереван. МО Армении может либо ссылаться на сообщения Степанакерта, либо давать информацию лишь о событиях на армяно-азербайджанской границе. Я ожидаю и большую активность Степанакерта также политико-дипломатической сфере. Обратите внимание на тот факт, насколько эффектной стала работа пресс-центр – все внимание международной прессы сосредоточилось на НКР. Следует понять, что все то, что происходило до 2-го апреля, надо коренным образом менять, надо изменить все порочные формы и методы, которые мешают не просто НКР, Армении и даже самим властям РА.

– Недавно министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров вновь вспомнил об этом плане, отметив, что Москва предлагает поэтапный план урегулирования, против которого Азербайджан не против. Однако глава МИД Армении Эдвард Налбандян заявил что Армения никаких новых документов не получала. Однако складывается впечатления, что американская сторона своими инициативами (речь идет о разговоре Керри-Лавров, Керри Саркисян) пытается контролировать Россию, а Армения продвигает вперед свои условия переговоров, которые нейтрализуют эти планы. Как, по-вашему «план Лаврова» нейтрализован?

– Пока что российской-азербайджанский военный план, суть которого содержался в результате наступления азербайджанского войск и занятие 2-3 районов, а затем проведение переговоров под эгидой России с предложения «плана Лаврова», нейтрализован – благодаря героизму наших солдат и офицеров. Но, кажется, Россия и Азербайджан тем не менее продолжают продвигать свой план, и вполне возможно, что будет сделана и другая попытка, ибо судя по заявлениям Москвы и Баку, программа Лаврова все еще в силе. И для ее нейтрализации нужны последовательные усилия.

Напомню, что Серж Саркисян в интервью «Блумбергу» сказал, что вопрос о миротворцах был. Это был гвоздь плана Лаврова, предполагавшего возвращению Азербайджану части территорий, укрепление территориальной цельность Азербайджана и размещение российских солдат на территории НКР по видом миротворцев. Но Армения отвергла этот план. Однако этот план вновь будет выдвинут, если переговорный процесс не будет указан по указанному мной формату. А кроме того, Россия не должна играть в переговорном процессе главенствующую роль, поскольку Россия не просто вооружала Азербайджан, но и своей политикой привела к тому, что есть.

– Исходя из принципов безопасности вы сказали также о необходимости признания НКР всем миром и в первую очередь Азербайджаном. В эти дни в Армении все больше звучат призывы признать независимость НКР. Есть ли, однако, такая необходимость?

– Если мы хотим признания всем миром, а не только Арменией, то я еще много лет назад указывал, что такой путь есть – это путь Косова. Такие государства, как Россия и   Турция, также шли по пути одиночного признания. Россия признала Южную Осетию, другая – Северный Кипр, а всего результатов ноль. И давайте не делать вопросы безопасности НКР составляющими внутриполитической борьбы. Одностороннее признания мало того, что не принесет нам пользы, но и принесет крайне вредные и необратимые последствия и фактически станет большим подарком Азербайджану.

Большие дела предстоит сделать нашим зарубежным соотечественникам. Я давно уже отмечал, что армянские лобби в США должны формировать группы конгрессменов, одну из них направить в НКР для стимулирования политического признания, а вторую – для размораживания 907 поправки.

Может быть, покажется нереальным, но в 1942 году также казалось нереальным, что НК станет участником переговоров и полноправным членом урегулирования. Надо ставить такую цель м добиваться ее. Мы должны понять, что имеем дело с Россией, которая прячется   за Азербайджаном, и это становится все хуже и хуже. Если же Россия официально не признается, что прекращает снабжать оружием Баку, то тут возникает вопрос не только сомнения, насколько Россия может быть миротворцем, но и вопрос пребывания Армении в ОДКБ. А что же касается Евро-Азиатского экономического союза, то уже сейчас надо предпринимать шаги по выходу из этой организации.

– Как оказывается, на 2016 год не получила от российского 200-миллионного кредита ни оружия, ни какого-либо другого военного снаряжения. Поставки затягиваются, ради чего, наверное, Сейран Оганян и отправился в Москву. Чем вы это объясняете?

– Россия намеренно затягивала этот контракт, чтобы российско-азербайджанское военно-политическое сотрудничество развивалось быстрее. При этом 200 млн долларов никак не могут сравнится огромными поставками российских вооружений Азербайджану. Сейчас пришло время поставлять оружие и в Армению, но одновременно Россия продолжает снабжать оружием и Азейрбайджан. Так, в частности, Баку получает самоходные пушки «Вена» и оснащенные современными электронными комплексами БТР-82А.

Аракс МАРТИРОСЯН
Источник:ru.168.am

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, подумайте о поддержке нас, отключив блокировщик объявлений.