Неопознанное

Все идет по сценарию власти

Участие в цирке под названием “невыборы премьер-министра”, смахивающем скорее на предвыборную агитацию Никола Пашиняна и называющих себя независимыми депутатов, приняли фракции “Мой шаг” и “Светлая Армения”.

 

КАЗАЛОСЬ БЫ, ОТСТАВКА “ТЕХНИЧЕСКАЯ” И НЕВЫБОРЫ КАНДИДАТА Никола Пашиняна, выдвинутого фракцией “Мой шаг” на специальном заседании НС, тоже должны быть “техническими” – без выступлений, вопросов-ответов, но… Пашинян оказался короток, посвятив свою речь вакцинации против коронавируса. Однако не преминул пригрозить, что попытки нарушить достигнутую в результате его переговоров с президентом, фракциями ПА и СА договоренность о проведении 20 июня внеочередных парламентских выборов получат один ответ: фракция власти изберет премьер-министра и закроет вопрос. Это чтобы не было соблазна отклониться от начертанного им сценария. Неспроста ведь в Казани вопрос об Авиняне ему задала корреспондент “Известий”, чем очевидным образом привела Пашиняна в замешательство. Не зря ведь, по слухам, все выходные особо приближенные к кандидату лица обзванивали мойшаговцев, приглашали по одиночке к нему на ковер.

Между тем сложилось впечатление, что сценарий с вопросами только четырех независимых депутатов начертан также и для сегодняшнего спецзаседания. По крайней мере на эту мысль натолкнули вопросы трех “независимых”, очевидным образом задаваемые так, чтобы дать Пашиняну возможность сказать то, что он хотел. Относительно и интервью Сержа Саргсяна, и коррупции, и конституционных изменений, и безопасности, и пограничной линии, и внешнеполитической повестки, и озвученного Байденом в своей речи термина “Геноцид”… Так, к примеру, Тигран Уриханян попросил прокомментировать услышанные им в интервью Сержа Саргсяна обвинения в адрес нынешней власти в связи с внешнеполитическими процессами и переговорным процессом. Не трудно представить, что за этим последовало: тонны перевернутой с ног на голову информации о тупиковой ситуации переговорного процесса и об истинном ответственном за нее, о полученных им в 2018-м переговорном наследии, позициях сопредседателей, о промежуточном и окончательном статусе Арцаха, манипуляции фразой “житель Арцаха” и прочем.

Еще один срежиссированный вопрос от “независимого” Сергея Багратяна по поводу возможных конституционных изменений позволил кандидату в премьер-министры Пашиняну вместе со своей шагающей командой, 3 года подряд планомерно разваливающей все сферы по отдельности и страну в целом, заявить, что, как выяснилось с его приходом к власти, “спустя 30 лет в стране нет ни одного состоявшегося института и именно с этим связаны все наши проблемы”. И опять пошли в ход старые песни о главном. Нет, не о любви. О единственном состоявшемся в стране за три десятилетия “институте” – коррупции. Героическая борьба пашиняновской команды с которой стала, по словам кандидата в премьеры, “причиной развала страны как карточного домика”.

ЕЩЕ ОДИН ПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЙ МОМЕНТ: СЕЙ “НЕЗАВИСИМЫЙ” депутат бастиона демократии Сергей Багратян на полном серьезе ратовал за то, чтобы в ИК и в смежных законах предусматривалось наказание за нереалистичные программы и ложные обещания во время агиткампании. При этом он не сказал ни слова хотя бы о политической ответственности, которую должна была понести власть после позорного поражения в войне. При этом активно принимал участие в балагане под названием “техническая отставка – невыборы премьер-министра”, задавая удобные упорно не желающему уходить премьеру вопросы. Чтобы тот сумел искусно навесить электорату очередную лапшу “а-ля виноваты прежние и все-все-все, кроме нас”.

Пожалуй, ложкой дегтя в этом елейном для кандидата в премьер-министры Пашиняна междусобойчике стал лишь вопрос представляющей Гегаркуникский марз депутата Тагуи Товмасян о пограничной линии. Вопрос об отсутствии инженерных работ, отсутствии укрепления уже седьмой месяц остающейся небезопасной границы возмутил Пашиняна. Он отметил, что спецслужбам Азербайджана не нужно тратить много средств на получение необходимой им информации, достаточно прислушаться к общественному дискурсу в Армении. Остается вам только координаты назвать, возмутился Пашинян. На что Товмасян с не меньшим возмущением заявила, что наша передовая линия находится в прямой видимости Азербайджана, им отлично все видно и без указания координат. “Я какого-либо секрета своим вопросом не раскрыла, удивляюсь вашей реакции на мою обеспокоенность по поводу обороноспособности, по поводу того, что Азербайджан видит, где, какие инженерные, укрепительные работы проводятся, вернее, не проводятся, им на расстоянии нескольких метров отлично видна даже экипировка наших военнослужащих. На самом деле секрет в том, что мы не знаем, почему спустя 7 месяцев после войны у нас нет обустроенной передовой линии и в Сюнике, и в марзе, который я представляю”, – заявила Товмасян. “Плоха та передовая линия, которая видима и предсказуема, и я рад, что ни вы, ни азербайджанцы не можете видеть все то, что делается в условиях секретности”, – неубедительно отмахнулся Пашинян.

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ В БЫТНОСТЬ СВОЮ ОППОЗИЦИОНЕРОМ при обсуждении тех или иных армяно-российских соглашений постоянно твердил о потере Арменией суверенитета, сегодня о суверенитете даже не вспоминает, он это слово даже не произносит. Взамен на вопрос об опасности ничем не защищенной пограничной линии кичится двумя опорными пунктами российских военных в Сюнике.

Не планировавшая выступать Товмасян, по ее же словам, взяла слово, чтобы констатировать: проблемы безопасности на границах нашей страны есть! Заявление Пашиняна о невидимых для депутата и рядовых граждан якобы укрепительных работах на границе еще больше обеспокоило депутата. “Когда Карвачар сдали без единого выстрела, безопасность моего родного города Вардениса под угрозой. Буферной зоны безопасности более нет. Возникшая граница от Вардениса до Джермука на скорую руку превратилась в передовую линию, на которой по сей день ничто не изменилось”, – заявила она, отметив, что не знает, какое определение использовать, чтобы не ущемлять наше национальное достоинство. По ее словам, непонятно, о какой невидимой работе говорит Пашинян, когда даже невооруженным глазом и нашим гражданам, и азербайджанцам видно, что на передовой линии в Гегаркунике и Сюнике стоят палатки, в некоторых случаях – целлофановые. Прикрываться секретностью в этом вопросе не стоит, а информацию докладчиков о невидимых укрепработах на передовой не мешало бы проверить, посоветовала она Пашиняну.

Кстати, Тагуи Товмасян оказалась единственной из независимых, кто не принял участия в голосовании. Свой отказ она объяснила нежеланием входить в закулисные договоренности. “Я закулисным договоренностям не подчиняюсь и не буду следовать начертанному властью сценарию, какой-либо план с моей помощью осуществлен не будет”, – сказала она.

Из договорившихся с властью номинально оппозиционных СА и ПА фракция СА хотя и присутствовала на спецзаседании, но также не приняла участия в голосовании. Лидер СА лишь заявил, что уверен в верности достигнутой с властью договоренности. Последние действуют, каких-либо отклонений нет, заверил он. Баргавачцы спецзаседание проигнорировали, поскольку оно, по словам секретаря фракции Армана Абовяна, носит технический характер.

Аревик Чилингарян, “Голос АРмении”

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, подумайте о поддержке нас, отключив блокировщик объявлений.